Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

(no subject)

Пора писать таинственные мемуары, в стиле Малахова. 


Однажды в бальных танцах

я получил разряд

и стукнулся об стену

шестнадцать раз подряд.

И ежики в тумане

склонились надо мной.

С тех пор на барабане

я больше ни ногой.

Гусли звончатые

Во, только что осенило. Чубайс это, натурально, лисий хвост из сказки. Ну, где лиса допытывалась у органов - А вы, лапки, что делали?
- А мы тебя от погони уносили.
- А вы, ушки, что делали?
- А мы эфир слушали.
- А ты, хвостик, что делал?
- А я тебя демаскировал.
—  Ах ты ж, сука, - закричала лиса и высунула хвост из норы. Тут в неё таксы и впушились. Но это уже совсем другая история.

Ходи пешком, товарищ

Не знаю, как у прозаиков, а поэтическая тусовка обычно устроена на манер тифозного эшелона. Паровозная бригада, классный вагон-лазарет и теплушки с трупами.

(no subject)

А теперь настоящие стихи. Новые два стихотворения Ольги Родионовой
https://ne-letay.livejournal.com/229065.html
https://ne-letay.livejournal.com/229371.html

***

Вот царевна — бледна и зарёванна:
Больно обувь хрустальная жмёт.
А чего ж ты хотела, царевна,
Коль сапожник — халтурщик и жмот?

Ах, тесны!.. Хоть удачны под платье,
Среди бала немеет нога.
Не насмешка, скорее — проклятье
Пресловутые два сапога.

...Погоди-ка! А что это в зале
На гостях ни шелков, ни парчи?
И зачем тебя под руки взяли,
Улыбаясь, твои палачи?

Не дрожи, Маргарита Петровна,
Или как тебя там, — но не суть.
Просто стой по возможности ровно,
Вон и чашу, как видишь, несут.

Сандрильона — чернавка, а ты-то
Не такая, ты знаешь сама!
И твои башмаки, Маргарита,
Не хрусталь — попрочнее весьма.

Да, железные — чтоб не взлетела.
Тяжелы — чтобы свет не увлёк.
Ты-то думала, ты — Синдерелла?
Ты-то думала, ты — мотылёк?..

Ну, гордись: ты не эта деревня
В блеске глаз и заёмной парчи.
Хватит хлопать глазами, царевна.
Пей. Колено подставь. Замолчи.

***

Бездомные в парках разводят костры
И спят на газетах, подмоченных пивом.
Мне мир обещал, что он будет красивым,
Как белые гольфики младшей сестры...

Ступай по камням через мелкую речку
На первую встречу с холодной водой.
Твой мир, увлекавший тебя ерундой,
Похож на горелую гречку.

Эгей, воробей, воробья, воробью!
Не твой ли тут мальчик за стаями бегал?..
Я красное море таблеткой запью —
И черное море покажется белым.

Collapse )

Нодар Думбадзе как спичрайтер Петра Порошенко

https://www.kommersant.ru/doc/3724742
***
Стоя рядом с главным гостем, советником президента США по национальной безопасности Джоном Болтоном, Петр Порошенко напомнил соотечественникам: «С тех пор как вы доверили мне должность президента, государственный компас уверенно показывает на Запад. Его стрелка ни разу не вздрогнула. И не вздрогнет, пока этот компас находится в моих руках».
***

http://www.rulit.me/boo…/solnechnaya-noch-read-503223-8.html
***
...Начинай, Абесадзе! — обратился Шалва к Симону.
— Шумно...
— Шум — оратору не помеха. Начинай!
— Компас! — крикнул Симон.
Удивленный столь необычным заголовком, зал умолк.
— Компас! — повторил Абесадзе.
— Какой компас? — спросил Шалва.
— Как — какой? — удивился Симон. — Обыкновенный.
— Морской или сухопутный?
— В данном случае сухопутный.
— Следовательно, твои стихи читаются только на суше?
— Дайте мне прочесть! Всего две строфы! — обиделся Симон.
— Слушаем!
— Компас.

К северу стрелка рвется одна,
К югу другая стремится.
В чем тут загадка, скажите, друзья!
В чем тут секрет таится?

Две стрелки компасу даны не зря,
В движенье их — смысл изначальный;
На севере город великий — Москва,
На юге — Гори наш славный!

Collapse )

В ил рогами, жопой к солнцу, как положено японцу

Вот интересная штука иногда наблюдается, при чтении ПСС некоторых поэтов за лет 10-20. Попадается шикарный стих, может еще три, четыре, пять. И видно, что не случайно, а набрел пиита натурально на золотую жилу. И вот по кривой аналогии добыл такой самородок. А дальше шабаш, полились проходные тексты.
Что значит, унесло человека от прииска мутной водой литературного процесса на хрен.
Особенно это наглядно почему-то у бардов получается, но у поэтов тоже ничего так, живописно.
Примеры? Не, примеры подставьте сами, а я еще жить хочу.

(no subject)

С Латыниной снова беда, опять прочла книжку. На этот раз Гогуна, о партизанском движении на Украине. Книжка, кстати, интересная, но видного публициста, бывало, и от Плутарха коротило. Так что, крантик свернуло и излилась Латынина на Эхе о победе российского народа над Гитлером, в рамках борьбы со Сталиным.

Кстати, со Сталиным такая история, что вот Грузии в советское время водилы все его на ветровое стекло лепили. А как Грузия получила независимость, то перестали лепить.
Но русские не грузины, и чтобы они в массовом порядке по древнеримскому обычаю стали вспоминать диктатора, надо было им устроить перманентный июнь 41-го.

Как говорится, Эхо Москвы может сделать из человека только антисемита или идиота.

(no subject)

Вообще-то, к песням на тексты Константина Ваншенкина я отношусь равнодушно.
Проза ему удавалась гораздо лучше.
Но были у него два настоящих стихотворения.

***

Контролировал квартал
На подходе к дому.
Со стрельбой перебегал
От окна к другому.

Хруст известки. Звон стекла.
Тяжесть ног чужая.
Плохо то, что кровь текла,
Целиться мешая.

Он мечтал укрыться в тень,
Лечь в зеленой пойме...
Два патрона между тем —
Все, что есть в обойме.

Под смородиновый куст...
Не будите скоро...
Только был патронник пуст,
Жалок стук затвора.

С ног внезапной пулей сбит,
Сжался под стеною,
И казалось, будто спит,
К ней припав спиною.

И настала тишина,
Но такого рода,
Что была поражена
Вражеская рота.

В оседающем дыму,
В городском квартале,
— Выходи по одному!
Мертвому кричали.

***

Были женщины в войну —
Всех любили, всех жалели,
Кто в обмотках и в шинели.
Я такую знал одну.

Было общее у них:
Возвышали в ласках женских
Не каких-нибудь снабженцев,
Интендантов и штабных,

А солдатика того,
Молодого, что, быть может,
За Отчизну жизнь положит,
Не изведав ничего.

Но потом — койне конец.
Наступили перемены,
И они сошли со сцены,
И отнюдь не под венец.

Разумеется, тогда
Мы ничуть не ощущали
Благодарности, печали,
Сожаленья и стыда.

Земля пухом.